Екатеринбург, ул. Энгельса, 15
(343) 220-66-51
Войти в личный кабинет
Ваша корзина пуста
Наш Урал
15 февраля 2013
Юлия Крутеева

Большая картина – проза, маленькая – поэзия

Однажды писатель и поэт Игорь Сахновский в разговоре о поэзии  сказал замечательную фразу: «Не названо – не явлено».   Если отвлечься от стихов и вернуться  в мир материальный, справедливо и другое: не явлено  - не названо.  Не показано, не оставлено в  свидетельствах, фотографиях, картинах, предметах материального искусства – не останется памяти об эпохе и людях, ее населявших. 

А. Рюмин. Москва. 1994

В Израиле, в Музее современного   искусства в Тель-Авиве  собрана замечательная коллекция художников начала – середины XX века: Кандинский, Шагал, Малевич… Работы эти переданы меценатами, известными людьми и собирателями.  И экспонируются  они не так, как принято и привычно: зал Шагала, зал Пикассо. Нет, каждый зал – это самостоятельная коллекция, целостное собрание, сформированное одним человеком и переданное Музею. Что удивительно,  каждый такой  свод – самостоятельное произведение искусства, уникальный взгляд собирателя, пристрастие, субъективность, построенная на личных ощущениях. В данном случае это свидетельство эпохи, гораздо более красноречивое, нежели любая самая замечательная картина в отдельности.

Галерея «Автограф» - явление именно такого порядка. Коллекция небольших, миниатюрных картин, собранная Татьяной Набросовой-Брусиловской – это бесценное свидетельство нашей эпохи, нашего времени, нашего города, причем,  самой ценной и самой хрупкой ее части – культуры и искусства.  Собрание небольших картин, которые каждый художник рисовал специально для этого проекта живет и пополняется. На сегодняшний день в нем более 700 работ.



Рассказывает  Татьяна Набросова-Брусиловская:

До «Автографа»

Галерея не возникла из коллекции, она сразу была задумана, как проект. Идея была сформулирована до ее создания. Я работала директором галереи «Эстер», мы делали выставки в Австрии. Я там изучала выставочную работу.  Картины, которые мы предлагали, были записаны на видеокассеты, и это была серьезная ошибка. Я ходила с этими кассетами, пока одна галеристка не сказала мне, что никто мои кассеты смотреть не будет, это же надо специально сесть и потратить кучу времени. Вот если бы у меня были фотографии… Фотографий у меня не было. Размышляя об этом, я думала: фотографии – что они передадут? Вот если бы у меня были, как у Алисы в стране чудес, уменьшенные копии! Чтобы показать, какие у нас на Урале замечательные художники, а то все время звучит одна Москва. Я нынче была в Третьяковке, и какая несправедливость! Там все современное российское искусство представлено москвичами, изредка  петербужцами. Регионов вообще как бы не существует. А ведь тут художники неслабые.

И тогда мне вдруг захотелось, чтобы были такие маленькие картины, потому что большие – это транспортировка, это деньги, это неподъемно. Так, собственно, эта идея и родилась, но она не моя, мы придумали все это с Герой Метелевым.

Сначала мы хотели назвать галерею «Саквояж», смысл был в том, что картины можно в чемодан положить и возить на выставки. Как-то накануне католического Рождества пришел Гера Метелев, принес мне свои картинки и чистые холстики, натянутые на подрамники. И сказал: «Вот – вперед!». В этот же вечер Миша (Брусиловский)  сел и начал писать картинки. Какую он первую написал, я даже не помню.


М. Брусиловский.  Изгнание из Рая. 1994 - 1998

«Автограф»

Сама идея была сформулирована так. Что такое автограф? Бегают фанаты: «Дайте автограф! Я Вас очень люблю!». Я 18 лет проработала в Художественном училище, вы представляете, сколько за это время было выпусков! Хабибуллин, Бухаров, Рыжков… Все – художники, и всех я учила. Литературе, не изобразительному искусству. Вокруг меня столько художников! Вся жизнь проходит среди них. И все эти люди для меня не случайные. Если каждый напишет такую картинку, она станет автографом.  Вот они и стали писать. Первое время я была очень активна, я приставала с этими холстиками, всем объясняла свою идею, все пугались. Саша Алексеев мне сказал: «Ты что, с ума сошла? У меня даже глаз на этот холст не войдет, мне просто не справиться». И прелестную картинку сделал! Толя Калашников писал их, как эскизы, потом повторял в больших работах. Сначала пришлось прилагать много усилий, а потом наступила фаза, которая для меня более ценна, чем время, когда я просила, убеждала, рассказывала. Люди начали приходить сами. Меня останавливали на улице и говорили: «Ты у всех картинки просишь, а у меня нет». То есть люди САМИ захотели участвовать. Сейчас уже не такое бурное собирательство, но и в этом тоже есть своя ценность.



Галерея "Автограф"

Домашняя галерея

Коллекция  миниатюрная, она какая-то домашняя. И у меня есть определенная позиция. Первое время было очень много предложений делать выставки. Но тут я… не то что бы проявила пассивность, мне стало их жалко, я настолько с этими картинами срослась, они придают смысл моей жизни. Знаешь, как говорят, «икона намоленная». Как-то не хотелось мне их в чужие руки отдавать.

Каждый год мы отмечали день рождения галереи, собирались все друзья, все участники. Мы все это делали совместно с Герой Метелевым. Без него ничего бы не было. Первое время он все холсты готовил и написал просто потрясающую коллекцию для «Автографа». Гера – замечательный человек, очень романтичный, очень тонко чувствующий, очень увлекающийся. В каждом художнике есть что-то от ребенка, но в нем это особенно чувствовалось.




В. Вахмянин. Птица Алконост. 1990

Игра, ставшая жизнью

Про галерею можно сказать, что это как игра, которая стала жизнью, или жизнь, которая стала игрой. Особенно так было первое время. Я же проводила собрания каждый год, говорила: «За отчетный период я, директор галереи, … Правда, спонсор у нас был один и очень слабый – Миша Брусиловский, он не выдерживает никакой критики.  Потом я награждала людей. За первое место было три доллара, за второе – два доллара. Многие годы 25-го декабря мы собирались вместе. Сейчас галерея уже самостоятельная, как ребенок, который вырос.



В. Реутов. Раковина. 1994

Галерейная жизнь

Иногда меня упрекают в пассивности, потому что предложений много, можно постоянно делать выставки. Но мне кажется, это должно само сформулироваться, родиться. Вот я сделала выставку в Москве. И выставка, надо сказать, прошла совершенно с неожиданные для меня успехом.

В Москве, потому, что Лена Пашутина, арт-директор журнала «Наше наследие», делал проект, который спонсировали канадцы. Чтобы приехать в Москву с картинами, оформить выставку нужные деньги, и не малые. У Лены было несколько проектов – три художницы и одна галеристка. Она сделала предложение, и поскольку это все организовывали канадцы, я согласилась. Сама суетиться я не хочу. Будут предложения – откликнусь с удовольствием.

Художники

Художники, к которым обращаешься с предложением написать для галереи картинку реагируют очень доброжелательно. Те, кто видел галерею – с удовольствием. А к другим я и не обращаюсь. Игорь Пчельников, москвич, лет пять держал холстики. Потом написал три картинки и признался: «Я все время смотрел на холстики, и меня это мучило». Замечательные работы, это настоящий Пчельников. Или вот еще история.  Есть потрясающий челябинский художник Зайнулла Латфуллин. Я ему дала два холстика. Он мне принес их, сколоченные вместе, видишь, написано: «Он» и «Она». Я говорю: «Зайнула, а еще возьмешь холстики?» - «Возьму, мне это понравилось». Я дала ему еще два холстика. Но они были одного формата. Он опять их сколотил, и опять получился такой диптих. Я думаю: ну что ж такое! Дала ему один большой холстик, один маленький. Каково же было мое изумление, когда он их снова сколотил! И вот получилось три таких работы.



З. Латфуллин. С наилучшими пожеланиями... Диптих. 1996

Коллекция

То, что сейчас здесь висит – это московская экспозиция. А обычно Миша приносит картинку, берет гвоздь и вбивает. Что-то снимать приходится. Много работ лежат в запасниках, пока без рам, много графики в папке, она не оформлена.

Я смею надеяться, что «Автограф» - уже рейтинговая коллекция. Потому, что о ней знают, о ней пишут, о ней говорят. Вот, в газете «Культура» о ней написала Назаревская.  А Назаревская – это видный критик. Выставка в Москве просто потрясла меня своим успехом. Там издается журнал «Досуг и развлечения», они сами проявились интерес и сделали материал об «Автографе». Не все, что происходит в Москве, туда попадает. По каналу «Россия» была передача об этой выставке.


А. Калашников. Лошадка. 1995

Цена вопроса

 Кто-то мне даже с такой обидой сказал: «И это тебе все бесплатно?»

Конечно, я счастливый человек, у меня есть мощная поддержка в лице Миши, Виталия Михайловича Воловича, были рядом Гера Метелев, Толя Калашников. Если бы не все эти люди, ничего бы, конечно, не получилось. Я безумно благодарна тебе за то, что ты проявляешь интерес. Я же тебя не просила об этом и денег тебе не платила, ну чаем напоила. Ты пришла сама – это меня безумно трогает. Лена предложила выставку в Москве. Особая благодарность, конечно, Жене Ройзману, который издал каталог галереи, самой бы мне никогда не справиться. Мало того, что одни люди пишут, бескорыстно играют во всю эту игру, еще и другие люди этим интересуются, помогают. Это, конечно, здорово. И это меня греет больше всего.


Ю. Филоненко. Приглашение. 1993

Личный взгляд

Конечно, есть особенно ценные для меня работы, я даже могу сформулировать чем они мне дороги. Во-первых, близостью художников лично мне, моей любовью к этим художникам, которые наполняют смыслом мою жизнь. Во-вторых, есть картины, которые меня потрясают своей законченностью, доработанностью.

Есть работы, которые Миша Брусиловский писал по три года. На мой взгляд, тут есть просто потрясающие вещи. Просто шедевры!

Мне очень нравится фраза художницы Ирины Лавровой, к сожалению, сейчас ее нет. Она говорила: «Большая картина – это проза, а маленькая – поэзия».


А. Кудрявцев. Капитель "Похищение Европы". 1996


ФОТОГАЛЕРЕЯ:


А. Рюмин (младший). Рыбка. 1993


Г. Мосин. Дом бабушки Ени. 1976


Татьяна и Миша Брусиловские


В. Вохмянин. Дерево. 1995


Н. Золотухин. Цветы. 1998


Галерея "Автограф"


Н. Шушалыков. Калитка. 1998


А. Калашников. Автопортрет. 1998


С. Черкашин. Три работы в Галерее "Автограф": Чайник. Кот. Медведь и коза. 1994


Ю. Первушин. Пустынники. 1996


В. Жуков. Натурщица в костюме гусара. 1956.


В. Волович. Поединок. Из серии "Средневековые мистерии". 1994


Галерея "Автограф"


Л. Некрасов. Молитва. 1994


Р. Базетов. Три картины в Галерее "Автограф": Лошади. Белая лошадь. Коровка для Тани. 1994


А. Калашников. "Очей очарованье...". 1995


Б.У. Кашкин. 1996


Татьяна и Миша Брусиловские.


М. Брусиловский. Портрет Тани.




Комментарии
Михаил Горбунов (Мос
25 февраля 2013
Идея и воплощение отменные. Мечтаю увидеть - там много былых друзей.
Предложу вернуться к фразе Саши Алексеева-Свинкина: " у меня там один глаз
уместится...". А почему бы не пополнить коллекцию фрагментами (деталями) больших полотен (сопроводив их снимками всего полотна или скульптуры, фрески). Минитюризация таит в себе издержки перехода в масштабе, рисунке, цвете, свете, общем образе. Коллекция не каталог или альбом, а самостоятельное существование произведений искусства:"детали" и "фрагменты" оживят ее, микшируют игровую заданность. Поклон дорогим сердцу уральским мастерам! М. Горбунов, землякОтветить
Оставьте ваш комментарий
5
Комментировать
Найти
БЛОГ О СТЕКЛЕ,
РЕМЕСЛЕ
И ИСКУССТВЕ
Обратная связь
Самые
Читаемые статьиОбсуждаемые
Новые комментарии